15:33 

Аллен-тян
Поиграем немного в прятки в лабиринте кривых зеркал?
Название: Решения
Фэндом: D.Gray-man
Автор: Blackmoor
Бета: нету
E-mail: anna-blackmoor@yandex.ru (anegka@hotmail.com)
Персонажи: Лави, Неа, упоминаются Канда, Мариан Кросс, Тикки, Роад, Линали
Пейринг: Лави/Неа как основной, упоминаются Лави/Канда, Кросс/Неа
Жанр: десфик, дарк, яой, психодел, POV Неа
Рейтинг: PG-15
Предупреждения: ООС полный, АУ немного, смерть персонажа, общий бред)))
Саммари: Неа и Лави встречаются втайне от всех. Ной давно в теле Аллена, Книжник официально встречается с Кандой. Но однажды Лави решает, что пора все прекратить…
От автора: Навеяно одним красивым фиком, названия и автора в упор не помню. Но общая идея стырена оттуда, хотя и интерпретирована абсолютно иначе.
Размещение: только с этой шапкой и указанием моего авторства.
Дисклеймер: «Я всего лишь затянулась. Докурю - отдам".


Все начиналось довольно нелегко. Я уже был влюблен, ты только учился мне верить. Я безумно хотел, чтобы ты мне верил. Естественно, что я добился своего, ты стал моим другом, сказать, что я был безумно рад, значит, не сказать ничего. Еще бы. Он, красивый, гордый, неприступный, стал для меня близким, любимым. Что было потом? потом были ночи, таки, за которые и рая не надо. Наполненные теплом, криками, стонами, горчащим запахом переплетенных тел… Многое было – и романтика, и нежность, и ласка, и порой даже жестокость. Я был почти счастлив… Хотя и знал, что сердце моего любимого принадлежит другому. И дико мучился от ревности. Я хотел, чтобы он, мое красивое нежное чудо, принадлежал только мне, никому больше. Я обожал ночами смотреть, как он спит, как по бледной полупрозрачной коже до сих пор разливается розоватый румянец, такой красивый, мягкий, что, казалось, это лишь отсвет фонаря за окном. Было такое чувство, что он – ангел, лишь крыльев не хватает, и лишь я понимал, что на самом деле он так же порочен, как и прекрасен. Я любил перебирать мягкие огненные пряди, целовать, почти не касаясь, эти тонкие губы и чуть обветренные щеки, пока он спит, улыбаться, видя, как он морщит во сне нос и что-то ворчит, гладить эти изящные запястья и молиться, чтобы утро не наступило… Наверное, это было самое страстное и сильное мое желание, ибо я не хотел, чтобы утром, с рассветом, ты уходил, снова одевая форму экзорциста. Тебе было все равно, что я захватил тело твоего друга, выкрасил волосы в черно-каштановый цвет, напоминающий цвет темного шоколада, одевался совсем не так, как он… что я ушел из Ордена и стал жить на съемной квартире, которая не отличалась богатством, зато радовала присутствием у владельца довольно неплохого вкуса. Я не обижался, когда ты называл имя моего тела. Да, мне становилось неловко, но я отшучивался. Ко всему привыкаешь. Даже к его запаху на твоих вещах. От тебя пахнет речным лотосом, когда ты приходишь от него. И еще лавандой. Ненавижу лаванду. У меня же всегда пахнет корицей и ванилью.
Естественно, я знал, что вечно это не продлится, хотя и гнал от себя эту мысль. Казалось невыносимым жить без этого невозможного создания, без теплого бархатного голоса, без насмешливого взгляда, лучащегося зеленью изумрудов, без ярких огненных волос, сполохами разметавшихся после душа, мягкой ласковой улыбки, больших, нежных и невероятно сильных рук, чуть хрипловатого смеха, наших посиделок...
Этот вечер казался обычным, легким и невесомым. Сегодня он позвонил и сказал, что придет. Хотя у меня были назначены встречи, я позвонил и попросил их перенести. Все согласились: они знали, что у меня по вечерам кто-то бывает. И не винили меня, потому что после таких вечеров я всегда был более общителен и весел, а еще сговорчив и миролюбив. Он пришел ближе к закату, довольный и веселый, однако я сразу почувствовал неловкость, какую-то скованность. Сердце затрепыхалось, предчувствуя беду.
- Что-то случилось? – спросил я, когда парень прошел в комнату и сел в свое любимое кресло, прикрывая изумруд глаза.
- Присядь, пожалуйста, - тихо попросил он, замыкая тонкие длинные пальцы в замок перед собой. Я же послушно сел перед ним на ковер, глядя теми самыми доверчивыми серыми глазами его друга. Он же сверлил меня взглядом.
- Я тут подумал… - неловко начал он. – Ты знаешь, у нас с Юу нелады были последнее время… Мы решили, что нам надо будет куда-нибудь поехать вдвоем на некоторое время… И вообще… Ты ведь привлекательный парень, на тебя Кросс чуть ли не молится… А я устал от этого всего, если честно, - он подошел положил обе руки на мои плечи. – Я хочу принадлежать только одному человеку. Моему Юу. Но мы ведь можем остаться друзья…
Его монолог прервала звонкая пощечина. На щеке юноши появилось красное пятно, а ладонь онемела от сильного удара.
- И после всего, что между нами было, ты еще смеешь предлагать мне дружбу..? После наших признаний друг другу, клятв, обещаний..? Как..? – от моего взгляда он нервно передернул плечами и встал, опрокидывая меня на ковер. Его глаза полыхали бешенством, мои были наполнены слезами и болью. Он же молча оделся и ушел. И только когда хлопнула входная дверь, я четко понял, что это не кошмар и не сон.
На столе остался стоять нетронутым ужин, который я для него приготовил. Со стола пропали только фужер и бутылка хорошего дорогого вина, сейчас она пустая валяется у кресла, рядом с разбитым вдребезги фужером, а я лежу на кровати с черными холодными простынями. Шелк и так не особо греет, хотя сейчас меня не согреет даже шерсть. Мне все равно. На прикроватном столике стоит стакан, на треть наполненный хорошим коллекционным коньяком. Он знал, что я питаю слабость к коллекционированию качественного алкоголя. Еще бутылка стоит на полу у кровати, ее также подарил ты после одной из миссий во Франции. Хорошее было вино… Там же, на тумбочке, стоит баночка со снотворным. В ней ровно двадцать таблеток. Твое снотворное. Ты порой жаловался на кошмары, любимый…
Я дотянул до рассвета. За окном уже начали шуметь первые люди, спешащие на работу. Я как-то пережил этот день, периодически глотая из бутылки с вином, которую, кстати, подарил тоже ты. Вечер встретил меня угасающим солнцем и осознанием, что больше ты никогда не придешь, и от этой мысли хотелось завыть. Жить без тебя я не мог.
Где-то в глубине темной квартиры разрывался телефон от голосов Мариана и Линали на автоответчике, приходили Роад и Тикки, пытались до меня достучаться сквозь крепкую дверь… Мне было плевать. Когда над городом уже погасли последние окровавленные лучи , я высыпал на ладонь таблетки снотворного. Ровно двадцать штук, они лежали на бледной ладони и поблескивали в свете полной луны белесыми краями. Недолго думая, я запихнул в рот все двадцать и запил их оставшимся в стакане коньяком.
Минут пять ничего не было. А потом тело охватила жуткая слабость, и я лежал, глядя в потолок, где тени складывались в причудливые формы и заставляли глаза слипаться. Веки тяжелели все сильнее, и я начал падать в глубокий темный омут. Перед глазами проносились обрывки воспоминаний, лица Лины, Юу, Тикки, Роад, Шерилла, даже Адама в его человеческом облике. А потом мне стало и холодно, и жарко одновременно, а омут превратился в небо. И я увидел Ману и Аллена, который, почему-то, приветливо мне улыбался. Они протягивали ко мне руки и звали куда-то за собой. И я шагнул вслед за ними, улыбаясь. На какой-то момент мне привиделось твое бледное испуганное лицо, ты пытался до меня достучаться, вернуть. Ноя не хочу снова возвращаться туда, где тебя нет.

Послышался щелчок открываемого ключом замка, и в комнату ворвался свежий ветерок, взметнув занавески на открытом окне и унося душу мальчишки. В коридоре послышались шаги и звук расстегиваемой молнии на куртке. Лави уже мысленно облизывался, предвкушая, как будет рад этот черновласый бесенок, когда его увидит, а потом как он получит прощение за свою пощечину, извиваясь на шелковых простынях и подаваясь навстречу с громкими стонами… Хриплый смех прозвучал в тишине, и чуть томный бархатный голос окликнул владельца. Но ответом удивленному рыжику была тишина. «Заснул, наверное…» - улыбнулся парень и прошел в комнату, чуть не споткнувшись о пустую бутылку. Так и есть, на кровати с его любимыми черными шелковыми простынями лежал худощавый подросток с шоколадными, почти черными волосами и светлой кожей, почти белой. В руке парня пустой стакан, на полу пустая коробка из-под снотворного. Пустая… Но Лави точно знал, что там оставалось еще как минимум двадцать таблеток. Такой дозы хватило бы , чтобы усыпить слона… И парня пошиб холодный пот. Алкоголь и убойная доза снотворного. Через мгновение Лави уже был возле мальчишки и пытался найти хоть признак жизни на бледном личике.
- Господи, Неа, а как же я теперь жить буду без тебя? Я ведь тебя люблю… - прошептал серыми губами парень, скользя ледяными пальцами по белоснежным щекам. Из слабой руки мертвого выпал пустой стакан и разбился о пол с громким вскриком хрусталя…



@темы: D.Gray-man, Лави/Неа, Фанфик

URL
Комментарии
2011-01-17 в 21:50 

Sermo est imago animi!~"речь - это образ души!" =^.^=
ммм... спрошу, автора напрямую... Неа - это же 14-й? или мудрость Ноя?
а то мангу давно читали и немного выветрилось из головы...

2011-01-30 в 00:55 

Аллен-тян
Поиграем немного в прятки в лабиринте кривых зеркал?
Angeloluslumino Неа - это 14й. Мудрость Ноя называют Вайзли.

URL
     

Тетрадь забытой реальности

главная